Жить с раком без чувства вины

0

В последние годы онкология перестала быть запретной и постыдной темой: о раке много говорят и пишут. Можно сказать, он стал частью повседневной жизни. Но это не значит, что вокруг него осталось меньше страхов и мифов. В книге «Правила ведения боя. #победитьрак» журналист Катерина Гордеева собрала актуальную информацию о болезни и описала драматичные истории борьбы с болезнью людей публичных и неизвестных. 4 февраля, во Всемирный день борьбы против рака, публикуем три фрагмента из этой книги.

Жить с раком без чувства вины

Мы, кажется, уже в третий раз обходим с Горбачевым музей Горбачевых, который одновременно и музей страны, и музей их личной жизни. Хорошо заметно, что говорить об одних событиях он готов бесконечно, и у этих стендов мы подолгу стоим; мимо других проходим, не оборачиваясь.

Читайте также: Последние Новости.

Заметно и другое: его решение говорить о Раисе Максимовне, о болезни, унесшей ее жизнь, было настолько глубоким, трудным и продуманным, что задело какие-то внутренние струны, запустило задремавшую было машину памяти. И спустя час молчания, нахмуренных бровей и полувыкриков-полувздохов он теперь говорит о ней подробно, без пауз, не давая задать вопрос, перебирая воспоминание за воспоминанием. Говорит так искренне, в таких подробностях, что я порой оглядываюсь по сторонам: это он точно мне рассказывает?..

…«Она очень любила зиму, Катя. Вот такая странная привязанность. Никогда не мог понять. Она любила морозы, метели — невероятно… И вот она мне все время, едва ли не с первого дня в Мюнстере, говорила: «Давай вернемся домой, я хочу увидеть зиму». Я хочу быть дома, в своей постели, лучше там… И когда она меня вызвала так экстренно к себе в палату, то вначале опять начала об этом говорить, давай вернемся домой.

Он продолжал, опять выдумывал, импровизировал, вспоминал… И боялся остановиться даже на минуту

Я думаю, ох нет, Раиса, так разговор не пойдет, я тебе не дам раскисать, не для того все это. Но что говорить? Как ее вывести из этого состояния? Сидеть просто и молчать? Я не такой по натуре человек. Да и не хотелось мне как-то при ней показывать свою растерянность, страх. И вдруг спонтанно пришла мысль: дай-ка я тебя рассмешу».

И он придумал: вначале подробнейшим образом рассказал всю историю их знакомства, как если бы это наблюдал кто-то третий, с готовностью подмечающий все несуразности поведения влюбленных. Как кто за кем ходил, какая она была важная, но красивая, какой он был влюбленный и неотесанный, как путано пытался в самый первый раз рассказать ей о своих чувствах, как признание провалилось.

И каких трудов ему стоило повторить потом все еще раз, с самого начала. И как он тщательно выбирал галстук и пиджак. И как потом пришлось надеть другие и галстук, и пиджак. И как почти случайно они поженились. И к чему это все в итоге привело…

Так несколько часов подряд в стерильной палате Университетской клиники Мюнстера Михаил Горбачев пересказывал Раисе Горбачевой всю их долгую совместную жизнь как веселый анекдот. Она смеялась. И тогда он продолжал, опять выдумывал, импровизировал, вспоминал… И боялся остановиться даже на минуту.

Жить с раком без чувства вины

*** 

Споры о том, есть ли прямая связь между психологическим состоянием человека и вероятностью того, что он заболеет раком, ведутся приблизительно столько же, сколько доктора занимаются активным поиском способов его лечения.

Еще в 1759 году один английский хирург писал о том, что, по его наблюдениям, рак сопровождает «жизненные катастрофы, приносящие большое горе и неприятности».

В 1846 году другой англичанин, крупный онколог своего времени Уолтер Хайл Уолш, комментируя отчет британского министерства здравоохранения, в котором говорилось: «… умственное страдание, внезапные перемены судьбы и обычная мрачность характера представляют собой самую серьезную причину болезни», от себя дописал: «Мне приходилось встречать случаи, в которых связь между глубоким переживанием и болезнью казалась настолько явной, что я решил: ее оспаривание будет выглядеть как борьба со здравым смыслом».

Поставить точку в научном споре о влиянии стресса на развитие опухоли попытались в начале 1980-х ученые из лаборатории доктора наук, психолога Мартина Селигмана. Суть эксперимента состояла в том, что подопытным крысам ввели раковые клетки в количестве, способном убить каждую вторую крысу.

Постоянное ощущение беспомощности, подавленность — вот питательная среда для болезни

Затем животных разделили на три группы. Первую (контрольную) группу крыс после введения раковых клеток оставили в покое и больше не трогали. Вторую группу крыс подвергали слабым бессистемным ударам тока, которые они не могли контролировать. Животных третьей группы подвергали таким же ударам тока, но обучили возможности избежать последующих ударов (для этого надо было сразу нажать на специальную педаль).

Результаты эксперимента лаборатории Селигмана, опубликованные в статье «Tumor Rejection in Rats After Inescapable or Escapable Shock» (Sciеnce 216, 1982), произвели на ученый мир большое впечатление: крысы, получавшие электрошок, но не имевшие возможности его избежать, были подавлены, потеряли аппетит, перестали спариваться, вяло реагировали на вторжение в их клетку. 77% крыс из этой группы к концу эксперимента погибли.

Что касается первой группы (крысы, которых оставили в покое), то, как и предполагалось при вводе раковых клеток, в конце эксперимента погибла половина животных (54%). Однако поразили ученых крысы из третьей группы, те, которых научили управлять электрошоком: 63% крыс из этой группы избавились от рака.

О чем это говорит? По мнению исследователей, не стресс сам по себе — электрошок — является причиной развития опухоли. Постоянное ощущение беспомощности, подавленность — вот питательная среда для болезни.

Жить с раком без чувства вины

*** 

В психологии есть такое понятие — victim blaming, обвинение жертвы. В обычной жизни мы часто сталкиваемся с этим: «изнасиловали — сама виновата», «инвалиды рождаются только у алкоголиков и наркоманов», «твои беды — это наказание за грехи».

К счастью, подобная постановка вопроса уже становится в нашем обществе неприемлемой. Внешне. А внутренне и все вокруг, и прежде всего сам пациент, скрупулезно стараются отыскать причину, связывающую именно его именно с этой болезнью. Когда никаких внешних объяснений нет.

Принято считать, что главная причина рака — это психосоматика. Иными словами, горе, запускающее программу самоуничтожения организма. Иногда про пациента, до болезни сгоравшего на работе, сокрушенно произносят: «Ничего удивительного, он всего себя отдавал людям, вот и сгорел». То есть опять же выходит — сам виноват. Надо было меньше страдать, помогать, работать, жить, в конце концов, — тогда бы и болезнь не пришла.

Все эти посылы абсолютно ложные. И единственная их цель — подвести под то, что в действительности случается практически необъяснимо и непредсказуемо, хотя бы какую-то логическую базу. Поиск ошибок, нарушений, главной точки невозврата, как правило, сводит с ума всех пациентов и их родственников в начале болезни, отнимая такие драгоценные, такие нужные на принятие диагноза и разработку стратегии борьбы с болезнью силы.

Жить с раком без чувства вины

Подробнее читайте в книге Катерины Гордеевой «Правила ведения боя. #победитьрак» (АСТ, Corpus, 2020).

Оставьте ответ