Мужчины трусят, женщины покорны… Во всем виноват Эдип!

0

Пресловутый эдипов комплекс снова и снова ставится под сомнение. Но для фрейдистов ясно одно: именно благодаря ему мы обладаем мужской и женской сексуальностью. Еще раз о «ключевом концепте психоанализа» мы говорим с психоаналитиком Жаном-Давидом Назьо.

Мужчины трусят, женщины покорны… Во всем виноват Эдип!

«Эдип, о котором пойдет речь, — герой древнегреческой мифологии, ставший символом определенного этапа развития нашей сексуальности, — объясняет Жан-Давид Назьо. — Это сексуальное желание, о котором мы привыкли думать как об атрибуте взрослого, переживается маленьким ребенком в возрасте трех-пяти лет. Оно направлено на родителей. Почему именно на них? Да просто потому, что они рядом. Невинный ребенок наделяет их сексуальностью, вовлекает их в свои фантазии и беззастенчиво копирует их взрослое сексуальное поведение».

Читайте также: Последние Новости.

Эдипов комплекс соотносится с той фазой психического развития, во время которой мы учимся сдерживать свои порывы и отказываться от неисполнимых желаний через усвоение запретов, в том числе на инцест. Это необходимый этап, преодолев который мы впоследствии сможем любить, создавать пару, строить семью.

А если мы так и не смогли пережить ту нашу самую первую любовь — к папе и маме, — эдипов комплекс создает для нас большие эмоциональные сложности. Ведь ни один потенциальный партнер не выдерживает сравнения с родителями — такими, какими мы их видели в детстве.

Эдипов комплекс у мальчика 

«Овладеть» матерью — такова главная бессознательная эдипова фантазия маленького мальчика. Еще одна самая известная фантазия, относящаяся к этому периоду, — «убить отца». Эдипов комплекс — это «война» отцов и сыновей, в которой последние стремятся самоутвердиться.

В конце концов эти желания внушают ребенку чувство вины, его начинает мучить бессознательный страх кастрации, как его называет Фрейд. Этот страх в своих крайних проявлениях даже может привести к формированию неврозов и фобий. Он же позволяет мальчику понять, что можно, а чего нельзя, и освобождает его от инцестуозных фантазий. Соперничество с отцом и страх перед ним приводят к тому, что мальчик начинает идентифицироваться с отцом и в результате отказывается от матери.

Механизмы сексуальной идентификации

«Проживая эдипову фазу, ребенок приобретает основу своей будущей сексуальности, — объясняет Жан-Давид Назьо. — Он обретает то, что впоследствии заставляет мужчину выбирать маскулинный тип поведения, а женщину — фемининный. И это при том, что существует множество женщин, которые выбирают мужской тип, и наоборот.

Понятия маскулинный и фемининный обозначают два основных способа выбирать объект любви и испытывать сексуальное желание, но частных случаев тут такое множество, что невозможно дать портрет типичного мужчины или типичной женщины».

Эдипов комплекс у девочки 

Парадоксальным образом совсем маленькая девочка, так же как и мальчик, хочет обладать матерью. Однако в возрасте между тремя и пятью годами она вдруг обнаруживает, что у мальчика есть пенис. Тогда начинается болезненный период, во время которого девочка чувствует себя несовершенной. Кто-то лишил ее чего-то по-настоящему ценного, и этот кто-то, думает она, — ее мать.

Так заканчивается идиллия с матерью, и девочка обращается к отцу. Сначала для того, чтобы быть такой же сильной, как он, что, конечно, невозможно. Затем — надеясь быть желанной ему: «Я выйду замуж за папу». Речь идет о бессознательной фантазии: она не знает точно, чего хочет, и, конечно, не собирается переходить к реальным действиям. В своем поведении она начинает подражать матери, которую, с одной стороны, ненавидит как соперницу, а с другой — считает идеалом, восхищается ее женственностью и мечтает быть как она, чтобы понравиться папе. Чтобы добиться взрослой женственности, девочка отказывается от своих запретных фантазий.

Маскулинный тип

Мужская сексуальность задается эдиповой фантазией мальчика о том, чтобы «овладеть» матерью. Мужчина гордится своим половым органом, способным проникать. Но в его бессознательном сохраняется детский страх кастрации, из-за которого мужчина больше боится физической боли и постоянно обеспокоен тем, чтобы доказывать свою маскулинность, утверждает Жан-Давид Назьо.

«Мужчина боится потерять власть, которой, как ему кажется, он обладает благодаря пенису. Надо, наконец, сказать со всей определенностью: мужчина труслив и уязвим из-за постоянного болезненного внимания к своему телу. Любой рискованный поступок вызывает у него страх быть уничтоженным, а неудача часто ассоциируется с увечащим его унижением».

Мужчина предпочитает любить, а не быть любимым. Однако, влюбившись по-настоящему, он боится стать зависимым

Самое страшное для мужчины — это другой человек, которого невозможно удовлетворить и который навязывает свою волю. Такая ситуация оживляет его детские страхи. Однако в бессознательном взрослого мужчины сохраняются также воспоминания о детских фантазиях фемининного типа, о том, как он пассивно отдавался удовольствию, которое доставляли ему родители.

Такие «остаточные явления» — это женская сторона личности, и ее можно обнаружить даже у самых вирильных мужчин. Поэтому мужчина предпочитает любить, а не быть любимым. Однако, влюбившись по-настоящему, он боится стать зависимым, а это очень мучительное переживание для того, кто испытывает потребность чувствовать себя сильным.

Если мать одинока 

Если мать растит ребенка одна, как возможен эдипов комплекс? «Самое важное — чтобы ребенок не становился единственной любовью ее жизни, — отвечает Ж.-Д. Назьо. — Если у женщины нет партнера, то достаточно иметь серьезные интересы и увлечения. Отец — это третий (человек, занятие, идеал), на которого направлено желание матери и который, следовательно, встает между ней и ребенком и позволяет ему обособиться».

Фемининный тип

Женская сексуальность проявляется обычно в желании отдаться, в отличие от мужского желания обладать. Она связана с бессознательной фантазией маленькой девочки о том, чтобы стать сексуально привлекательной для своего отца.

Во взрослом возрасте эта мечта трансформируется в потребность быть необходимой мужчине. Поскольку очень рано она поняла, что с ней «что-то не так», женщина может быть не уверена в своей внешности и ценности.

Эти сомнения заставляют ее чувствовать себя «неполной», «незаконченной», постоянно сравнивать себя с другими женщинами. Слабость и сила заботят ее не в первую очередь, для нее главное — быть кому-то необходимой. И, хотя ей неведом страх кастрации, характерный для мужчин, она тоже боится — быть покинутой.

Стоит нам влюбиться или почувствовать желание, как притаившийся в нас ребенок эдиповой фазы оживает вновь

«Ей нечего терять, кроме любви мужчины, — уверяет Жан-Давид Назьо, — любовь для нее — предмет постоянного поиска, потребность, которую она стремится удовлетворять снова и снова».

Тем не менее бессознательно некоторые женщины «застревают» в том периоде, когда они завидовали пенису мальчика и силе отца. Тогда они реагируют на ситуацию от противного, решая, что им «это» не нужно, они и так гораздо сильнее мужчин.

Стоит нам влюбиться или почувствовать желание, как притаившийся в нас ребенок эдиповой фазы оживает вновь. Это из-за него мы склонны воспроизводить одни и те же любовные схемы. Но его же мы должны благодарить за то, что каждый раз любим как в первый.

Об этом

Зигмунд Фрейд. «Я и Оно», Эксмо-пресс, 2017«Ключевые понятия психоанализа», Б&К, 2001.

Оставьте ответ